Обзор системы дрессировки по разделу работа по следу. (Продолжение 4)

Существуют три основных способа мотивации собаки для работы по следу. Наиболее традиционным из них является использование того, что немецкие дрессировщики начала ХХ века называли инстинктом стаи. Это желание собаки быть вместе с хозяином. Вследствие этого желания, когда хозяин прячется, собака начинает искать его. Полицейские дрессировщики использовали этот подход при обучении собак. В отношении хорошо мотивированной собаки, обладающей природной склонностью к работе по следу, этот метод чрезвычайно эффективен.
Для собаки, обладающей не очень высокой природной мотивацией, еда часто оказывается эффективным средством. Некоторые немцы используют в процессе дрессировки пахучие куски мяса, которые волочат за прокладчиком следа, чтобы побудить собаку тщательно обнюхивать землю и след. Глен Джонсон, известный канадский авторитет по работе по следу, всегда применяет еду во время начальных занятий. Бросая еду на след, он повышает мотивацию собаки к работе и одновременно с этим поощряет ее за то, что она правильно идет по следу. Это также прекрасный способ приучить собаку обнюхивать каждый отпечаток ноги. Однако, он не предназначен для постоянного применения. Со временем от него следует отказаться.
Мы используем третий тип мотивации, если собака является природным ретривером (без дрессировки приносит проводнику брошенные предметы). Вознаграждение за работу по следу для такой собаки состоит в том, что она находит предмет или игрушку в конце следа.
Четвертый тип мотивации, применяемый не так часто фигурант, ожидающий собаку в конце следа, которого можно покусать. Этот метод эффективен лишь для небольшого процента собак. В основе его эффективности лежит феномен слишком сильной мотивации.
Закон Еркеса-Додсона гласит, что самый эффективный уровень мотивации для выполнения задачи зависит от трудности этой задачи. Ожидается, что животные или люди, выполняющие простые задачи, должны иметь очень высокую мотивацию. Однако, качество работы животных, выполняющих сложные задачи, в действительности снижается из-за очень высокой мотивации.
Поскольку работа по следу является очень сложной задачей, зависящей от сосредоточенности, а работа по производству хватки порождает высокую мотивацию, не стоит удивляться, что мотивация в отношении хватки снижает качество работы по следу.
Вопрос мотивации в отношении хватки вскрывает очень важный момент, Лучшие поисковые собаки работают спокойно и методично. Этот стиль не только способствует надежности и точности в работе, Но и производит самое благоприятное впечатление на судей. Поэтому во время дрессировки упор делается на то, чтобы снизить скорость продвижения собаки по следу и заставить ее работать сосредоточенно. Трудность заключается в том, что нужно, с одной стороны, достаточно хорошо мотивировать собаку, а с другой не слишком хорошо. Феномен Еркеса-Додсона также объясняет, почему попытки дрессировать собаку по работе по следу путем принуждения так часто оказываются неэффективными — ведь страх является одним из самых сильных средств мотивации.
Тем не менее, все вышеупомянутые стили дрессировки способны приносить результаты. Главное выбрать подходящее средство мотивации для конкретной собаки.
Ставший уже классическим метод дрессировки конкурентоспособных собак для работы по следу сочетает два из этих средств мотивации аппортировку и еду. Большинство дрессировщиков шутцхунда используют модифицированный метод Глена Джонсона, предусматривающий укладку на след еды с целью приучения собаки использовать запах следа. Кроме того, они неизменно вызывают у собаки ассоциацию между концом следа и мячом или другой игрушкой вроде конга (собачья игрушка неправильной формы, отскакивающая от земли по непредсказуемой траектории) либо, укладывая мяч в конце следа, либо просто доставая его из кармана, когда собака завершает работу.
Очевидно, что собака не обладает сильной врожденной мотивацией для работы по следу. Однако она обладает сильной врожденной потребностью в еде и мяче. Главное, что собака должна усвоить в работе по следу: запах следа приводит ее от одной порции еды к другой, а, в конце концов, и к мячу.
Нужно отметить, что Стефаниц еще в начале ХХ века понял, что хватку не следует часто сочетать с работой по следу. Этот человек во многих отношениях был провидцем. Он отстаивал философию дрессировки, весьма популярную и сегодня, и настаивал на том, что собаку нужно обучать работе по следу с юного возраста, чтобы формировать ее сознание через обонятельные ощущения Стефаниц ратовал за использование поводка в качестве средства коррекции и предотвращения ошибок собаки и предлагал начинать ее обучение на следе проводника и затем переключаться на следы незнакомцев. Помимо всего прочего он говорил:
«При обучении собаки работе по следу нужно проявлять к ней любовь и доброту и, по возможности, стараться избегать принужден. Тем не менее, поисковую собаку следует тщательно обучать, и она должна постоянно работать, ибо это артист, а артист способен сохранять свои профессиональные позиции, только практикуясь и совершенствуясь.
Многие идеи Стефаница легли в основу современной практики дрессировки. Однако кроме его широких обобщений имеется сравнительно мало литературы по искусству дрессировки поисковых собак. Следует отметить, что описанная в этой книге методика предназначена, скорее, для подготовки к прохождению теста на работу по следу Американского кинологического клуба или СКС (ТD), нежели для подготовки к реальной полицейской или поисковой работе. Тем не менее, она систематична, легка в применении, и ее вполне можно адаптировать к обучению работе по следу по шутцхунду.
Работа по следу играет чрезвычайно важную роль для успеха или неудачи собаки на испытаниях шутцхунда. Как и в двух других разделах послушании и защитной работе — неудача в работе по следу (менее 70 баллов) означает, что собака остается без титула шутцхунда. Для большинства неудачно выступивших команд проводник-собака камнем преткновения оказывается именно работа по следу.
Испытания по работе по следу могут представлять большую сложность. Наряду с хорошей методикой дрессировщик должен обладать интуицией. Кроме интуиции ему нужно немного везения. Одним людям постоянно сопутствует успех в работе по следу, а другим, казалось бы, подготовленным ничуть не хуже — нет, и выявить здесь какую-либо закономерность не представляется возможным.
Отсутствие подобной закономерности порождает нелепые суеверия. На испытания проводники надевают счастливые куртки, ботинки или перчатки или используют счастливые фалы, без которых они не отважились бы принять участие в соревнованиях. Они устраивают настоящие ритуалы, располагают фалы именно так, словно стремясь задобрить некого капризного и вздорного бога, царящего над площадкой.
Главная трудность работы по следу заключается в том, что собаке приходится действовать самостоятельно. Проводник способен оказать ей лишь минимальную помощь во время проведения теста особенно в шутцхунде IIи III и ему остается целиком и полностью полагаться на ее способности и желание работать.
Таким образом, работа по следу требует продолжительной, качественной и последовательной дрессировки. Если вы хотите добиться хороших результатов на соревнованиях, значительную часть времени, затрачиваемого на дрессировку, необходимо посвятить обучению собаки основам работы по следу. Мы знаем, что почти любая собака может работать по следу, даже в экстремальных условиях. Работает она в действительности, или нет, зависит от качества дрессировки и ее мотивации,
Сходство между тестом Американского кинологического клуба и тестом на работу по следу шутцхунда очень велико. Собака, готовая состязаться за титул шутцхунд III, готова и к участию в ТD (титул по работе по следу, присуждаемый по результатам испытаний Американского кинологического клуба и СКС). Требования и того, и другого предусматривают работу по незнакомому следу длиной, примерно, 800 шагов с несколькими поворотами. Тест по работе по следу продвинутого шутцхунда, FH,приблизительно равен по трудности ТDХ (высший титул работы по следу, присуждаемый по результатам испытаний Американского кинологического клуба и СКС, примерно эквивалентен FН). В обоих случаях след очень длинен и стар и прокладывается по сложной местности с препятствиями.